Обзор арок «Последний падаван» и «Первая кровь»


Последнее время я с такой жадностью поглощаю истории про выживших, словно игра на этой теме – залог всякого успеха. Небезызвестные киноактёр, режиссёр и оператор разыграли свою счастливую карту в феврале – и могут позволить себе забыть «Оскар» в ресторане, таков уж их статус.
Но после ознакомления с некоторой статистикой я начинаю подозревать, что на одном выборе темы далеко не уедешь, а речь, собственно, вот о чём: в марте этого же года издательство Marvel привело в исполнение своё декабрьское решение и закрыло серию комиксов «Кейнан», основанную на мультсериале «Повстанцы» и рассказывающие о понятно каком персонаже. Серия породила две арки: «Последний падаван» и «Первая кровь», – прежде чем где-то на середине продажи упали вдвое, что и положило конец сотрудничеству Грега Вайсмана и Пепе Ларраза.

Какую историю преждевременно свели в могилу, расскажет #StarWarsLibrary в формате экспресс-рецензии.

Сюжет

Арки, которые образуют сюжет «Кейнана», настолько созависимы, что, поглощая все двенадцать выпусков подряд, можно не заметить проведённую между ними черту. «Последний падаван» рассказывает о том, как одиннадцатилетний Калеб Дьюм (настоящее имя Кейнана Джарруса) пережил Приказ 66 и что он делал в дальнейшем, то есть в течение следующего года (к сожалению, история и близко не подходит к разгадке тайны, как бывший джедай вышел на повстанческую ячейку в лице Геры Синдуллы).

В «Первой крови» сюжет не такой прямолинейный, он разворачивается как бы в двух зеркальных плоскостях: в одной все наши любимцы из команды «Призрак» прибывают на Каллер, планету, богатую тяжёлыми воспоминаниями для Кейнана, чтобы забрать провиант для обитателей оккупированного Лотала, но попадают в засаду, а Кейнан так и вовсе чуть не лишается жизни. И пока он плавает в бакте, а товарищи жмутся к его бездыханному телу, ему являются призраки прошлого, и мы узнаём, какие события привели к тому, что Калеб стал падаваном Депы Биллабы.

Завершается же эта сюжетная линия, как можно догадаться, днём исполнения Приказа 66, Днём Империи. То есть сюжет стартует из этой точки отсчёта и спустя время приходит в неё с другой стороны. Этакий комиксовый Уроборос. Не могу представить, как бы сюда вписались последующие арки, так что закрытие серии, наверное, было единственно верным решением.

Рисунок

На протяжении серии Ларраз хорошо старается, и на его арт приятно смотреть из-за широких мягких контуров, которыми он очерчивает фигуры персонажей. Я нахожу его стиль во многих отношениях забавным. То, как он рисует мордашку Калеба, напомнило мне анимированных героинь мультсериала «Чародейки»: те же умильные рожицы и огромные-преогромные щенячьи глаза. Рисуя общий план, художник иногда поступается пропорциями (это касается только юных персонажей: Калеба или Эзры), отсюда большая голова при уменьшенном теле – не чиби, но близко к этому. И несколько выдающихся во всех смыслах «ass shot»’ов – тоже его рук дело. Вдобавок на девушек наверняка произведёт впечатление торс Кейнана в выпуске №11. В общем, пока в деле Ларраз, взгляд отдыхает на его работах. Однако весь двенадцатый выпуск отдали художнице по имени Андреа Броккардо, и так сильно, как это, не разочаровывал меня ни один момент в серии. Как будто уже под занавес концерта талантливый пианист посадил за рояль свою племянницу, не окончившую и первого класса музыкальной школы. Визуальная какофония – вот под какие аккорды прощается читатель с «Кейнаном».

Детали

К огорчению почитателей «Легенд», «Кейнан» поставил жирный крест на истории про Депу Биллабу, её учителя и падение на Тёмную сторону, прекрасно описанную Мэтью Стовером в романе «Уязвимая точка». Новая Депа остаётся драматическим персонажем, но её личная трагедия имеет другие, более приземлённые, скажем так, корни, а это не то, что может подстегнуть фанатский интерес.

Находчивым решением я считаю повествовательный приём в «Первой крови»: склейка двух временных отрезков – 22 и 5 ДБЯ – происходит по одной и той же фразе, которая имеется смысл в обеих ситуациях, что похоже на киношный спецэффект и подчёркивает многомерность сюжета.

Отличную поддержку автору в достижении этой, я бы сказала, четырёхмерности оказывает Ларраз, помещая в один кадр действующих лиц и призраков прошлого. Довольно затасканный приём, но, как ни странно, в «Кейнане» он работает на ура, создавая пронзительные композиции.

Вывод

С моей точки зрения, единственный промах, допущенный при создании «Кейнана», это то, что Вайсману позволили в неумеренных количествах писать выкрики «Не называй меня малышом!» из уст Калеба. К моменту, когда в «Первой крови» тем же заразился и «зелёный» солдат-клон, это стало уже даже не смешным. В остальном, как мне видится, использовалась выверенная формула: достаточно, но не чересчур мудрёный сюжет, приятная рисовка, персонажи, у которых уже есть аудитория и которых не надо выдумывать с нуля. Ситх знает, что могло оттолкнуть читателей настолько сильно, что комикс сочли неприбыльным. Если вы знакомы с оригиналом и у вас есть предположения, пишите их в комментариях.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *